«Вижу цель — не вижу препятствий, все дороги открыты»

Вадим Чекрыжов, ведущий дизайнер в GeekBrains, рассказывает о роли инженерного образования и важности смены сфер деятельности  
11 минут730

Первый компьютер

Если совсем издалека начинать, первый компьютер у меня появился в 1994 году, это был 386-й процессор с математическим сопроцессором — это важно, это было круто. Это первые компьютеры, которые в 1993–1994 году начали появляться в открытой продаже, это была тогда достаточно редкая штука. Для ребёнка в 9–10 лет это, естественно, бесконечно интересная история во всех проявлениях: и в играх, и в том, как это устроено, и во взаимодействии с этими штуками.

Параллельно с этим я учился в художественной школе, одновременно со школой обычной, государственной.

В какой-то момент, наверное, чуть позже, не в 10 лет, а в более подростковом возрасте, может быть, лет в 14–15, возник интерес к цифровизации, в первую очередь, именно рисунка, и тому, как это взаимодействует с графическими редакторами. Точно я сейчас уже не могу вспомнить, это были, наверное, старшие классы школы, может быть, первые курсы института, это был такой процесс.

Выбор специальности

С точки зрения попадания в профессию всё тоже было достаточно осознанно. Высшее образование у меня техническое, я закончил МГТУ имени Баумана, причём специальность с большой фундаментальной нагрузкой: «Физика взрыва и удара», это кафедра СМ-4, очень мощное фундаментальное образование, одна из самых сложных с точки зрения наукоёмкости кафедр в институте в принципе.

Высшее образование тоже было осознанным выбором. Я не хотел получать высшее художественное образование. Альтернатива на стыке художественного и технического — архитектурный, но МАРХИ — это очень специфический вуз, по ряду причин попасть в него местами сложнее, чем в МГИМО. Если у тебя папа не архитектор, вряд ли ты попадёшь в МАРХИ.

Я осознанно шёл на инженерную специальность, потому что я лично считаю, что для человека структурированность мышления — это важно. Не умаляю заслуги гуманитариев во многих сферах, но для себя мне было важно понимать технически, что происходит, и структурировать то, как я об этом думаю, как я принимаю какие-то решения. Инженерное образование всегда помогало, потому что я, например, считаю, что дизайн, и дизайн интерфейсов в первую очередь, — это скорее сфера техническая, нежели творческая.

Начало работы и путь в индустрии

Первая работа в сфере случилась ещё во время обучения, на третьем примерно курсе. Она была достаточно длительная, около трёх лет я работал в небольшой студии. Студия была образована выходцами из первого состава Газета.Ru, это один из пионеров рунета в плане новостей, новостных порталов. Он до сих пор существует, но сейчас в него входят уже практически полностью другие люди, кроме одного человека, которого я лично знаю, он до сих пор там работает, на протяжении уже 17 лет.

Это было первое серьёзное место работы, где были люди, у которых можно было научиться чему-то практически. Эти ребята были совсем первой волной того, что профессионально происходило в рунете. Это были люди, которые начинали что-то делать за деньги в рунете, первая волна профессионалов в России. У нас с ними не такая большая разница в возрасте — ребята постарше на 5, максимум 10 лет. Не было никакого барьера, потому что тогда они были ещё моложе, а мне было в районе 20 лет. Это было очень интересно, потому что я всегда считал, что практический опыт всегда будет перевешивать теоретический, так же, как и в любом другом деле.

После этого около года я работал в одном французском фонде, сейчас, наверное, название особой роли не сыграет, но это был интересный опыт с той точки зрения, что туда я уже приходил на позицию руководителя отдела. Отдел был небольшой, но тематика конторы была своеобразной: это были сайты женской направленности: Wmj.ru и Passsion.ru. По-моему, они до сих пор существуют, может быть, в другом формате — давно не следил. Тот коллектив, в который я пришёл, состоял из девушек-дизайнеров. Это своеобразный опыт, потому что перед этим, когда ты 7 лет учишься и работаешь в сфере, в которой доминируют, — по крайней мере, доминировали на то время мужчины, в смысле количества в первую очередь, это было интересно больше ребятам, — то тебе надо перестраивать каким-то образом стиль общения. Нельзя прямо сказать человеку, что та задача, которую нужно было выполнить, выполнена не совсем так, как я сейчас очень нежно пытаюсь сформулировать, не совсем так, как ожидалось, что она будет выполнена. Если сказать это прямо, диалог может продолжиться только через несколько часов, когда закончится эмоциональная реакция. Но в целом это тоже очень интересный опыт.

Затем я попал к нашим соседям из «МегаФона», в компанию MegaLabs, которая, когда она была образована, фактически была неким мегафоновским инкубатором стартапов, как внутренних, так и внешних. В целом было очень интересно, потому что это был не только телеком, хотя, конечно, была большая доля проектов телекомовских, но мы помогали ребятам, заказчикам внутренним, делать те штуки, которые могли быть напрямую не связаны с основным бизнесом «МегаФона» и телекоммуникациями. Собственно, в этом и была цель: отделение этой компании от «МегаФона», чтобы иметь возможность пробовать какие-то вещи. По тем временам это развивалось довольно активно. Позиция там называлась UI-архитектор, сейчас это скорее называют UX, но в целом суть одна и та же. Достаточно большое количество интересных проектов удалось сделать там с точки зрения профессионального вызова какого-то, что тоже для меня всегда было важным. Многие проекты либо легли в основу того, что сейчас является большим количеством сервисов «МегаФона», либо работает уже не в том виде, в котором мы это делали, но сам проект существует в той концепции, которая была. Например, можно назвать «МегаФон ТВ».

Далее работал с ребятами, которые делали и сейчас делают текущую версию Газета.Ru, но теперь уже в рамках холдинга «Рамблера». Мы делали рамблеровскую видео-платформу, которая, по изначальной концепции, должна была стать отдельным каким-то сайтом. Не совсем YouTube с пометкой «Рамблер», скорее некий редакционный сайт с видео и с пользовательским контентом. Впоследствии концепцию пересмотрели. Сейчас то, что мы там делали, это, в основном, базы для видео, которые показываются на всех сайтах холдинга. Условно говоря, то, что запускается в качестве плеера на «Ленте», «Газете», «Чемпионате», хотя про «Чемпионат» не знаю, давно не обращал внимания — это, по идее, техническое ядро и какие-то элементы того, что мы делали тогда, достаточно давно, ещё в рамках «Рамблера».

После этого я работал еще около 2,5 лет в компании «М.Видео–Эльдорадо» на аналогичной позиции, с ребятами, с которыми мы работали в «МегаФоне». Мы там встретились снова по личной инициативе, сотрудничество было удачным до этого, поэтому это было интересно. И там мы делали для сети iStore приложение для продавцов достаточно большого функционала. В первую очередь это была штука, которая должна была помогать ребятам эффективно делать свою работу, то есть каталог, плюс какие-то штуки, которые помогали консультировать, плюс собственно функционал, который мог разгрузить кассу, то есть это операционка какая-то, составление заказа, оформление доставки и тому подобные штуки.

Я почти упустил ещё 1,5 года, последнее место работы. Мы в рамках экосистемы «Газпромбанка», «Газпром Нефти», делали систему цифровизации закупок. Это такая штука, которая должна была упростить жизнь, в первую очередь в энергетическом секторе, людям, которые занимаются какими-то крупными проектами, систематизировать всё, что не касается непосредственно самого проекта. Если это трубопровод, то существует большое количество вещей, которые необходимо закупить у других людей, чтобы построить его, начиная от труб и заканчивая какими-нибудь услугами. Это была совершенно глобальная история по поводу того, как это может выглядеть, и тоже очень интересная.

Регулярная смена сфер 

Я осознанно совершенно выбирал после какого-то определенного опыта длительного другую сферу, если это было возможно. Мне не хотелось после ритейла идти в другой ритейл, просто потому что смена этих сфер позволяет больше погрузиться в тему, что-то узнать новое для себя и не замыкаться в какой-то узкой области. Это больше персональный выбор, многим ребятам нравится говорить, что, они допустим, дизайнеры Андроид-приложений, кто-то говорит, что он дизайнер iOS-приложений. Мне всегда было интересно и менять области, и, допустим, работать над разными платформами, потому что, с моей точки зрения, это просто расширяет профессиональный кругозор. И я не считал никогда, что погружение в какую-то область настолько глубоко, например, 10 лет, проведённых за iOS-разработкой, сделают из тебя специалиста в 10 раз лучше, чем из человека, который занимается этим два года. Да, ты будешь знать какие-то совершенно глубокие нюансы, но настолько ли это интересно для рынка в первую очередь и для человека лично, я не знаю. Наверное, по моему рассказу понятно, что для меня ответ отрицательный.

GeekBrains

Не так давно я начал работать в компании GeekBrains. Наша с коллегами задача заключается в том, чтобы искать новые подходы, систематизировать именно с точки интерфейсов работу компании как некой цифровой платформы, отходить от каких-то локальных решений к более системным для того, чтобы это была большая стандартизированная платформа. Для пользователя это будет значить, что он понимает, что находится в некой единой экосистеме. Если это какие-то партнерские программы, у него есть последовательный опыт того, как он с ними взаимодействует, нет каких-то разрывов в восприятии, в паттернах того, как он это делает. Нужно, чтобы для него это всё происходило настолько незаметно и безболезненно, насколько это возможно

С точки зрения начала и вхождения в профессию, труднее всего на первых этапах, особенно период перед тем, как ты попадаешь к людям, у людей когда можешь учиться. На тот момент это было именно отсутствие большого количества информации или возможности учиться как-нибудь, кроме самообучения. Даже если ты целенаправленно это делаешь и пытаешься учиться сам, источники найти было достаточно тяжело. Условно говоря, нельзя было набрать: «10 уроков в фотошопе» и получить результат. Не было роликов на YouTube подобного содержания, в принципе даже YouTube, не помню, когда начал активно развиваться. Наверное, чуть позже. Мне удалось дотянуться только до какой-то книги по Photoshop Illustrator, какой-то достаточно простой, примитивного переведённого учебника. Это было всё, что я смог найти, объездив большое количество книжных магазинов в Москве. Просто вся индустрия была на тот момент не индустрией, а большим количеством — по нынешним меркам, совсем не большим, группой — энтузиастов, которым в первую очередь это было интересно как хобби и технически: какие-то новые штуки, технологии, которые только начинали развиваться, это было очень прикольно. Я — уже условно говоря вторая волна, я работал много с этими людьми, и было очень прикольно именно общаться с увлечёнными людьми. Сейчас индустрия гигантская, большое количество профессионалов, энтузиаста встретить сложнее, чем тогда.

Я достаточно уверенный в себе человек, я знал, что, если заниматься чем-то, и если я буду этим заниматься, то в целом всё получится. Это может быть не сразу: это путь, а не конечная точка, он и сейчас продолжается, ты получаешь новый опыт, занимаешься новыми вещами. Я рад, что через 15 лет профессиональной деятельности это мне всё ещё интересно. Это работа, это не вся моя жизнь, но она для меня имеет очень большое значение. То, что мне это нравится, для меня тоже очень важно, иначе я занимался бы чем-нибудь ещё. В рамках профессии скорее шёл бы больше в менеджмент или управление, но мне не хочется идти туда, потому что мне всё ещё нравится делать какие-то вещи руками.

О будущем

Люди всегда склонны проецировать какую-то доминирующую в данный момент технологию далеко вперёд. Это очень похоже, например, на то, что происходило в середине прошлого века с атомной энергетикой: большое количество научной фантастики написано про будущее, которое наше настоящее, и там ракеты с атомными двигателями бороздят галактику. Это нормальная для человека, для человеческого сознания история — проецировать такие вещи вперёд. Стоит заметить, что при этом атомная энергетика, к примеру, никуда не делась, она как отрасль существует сейчас и прекрасно себя чувствует, просто на кухне у нас не стоят атомные чайники. Если появится какая-то другая штука в ближайшие 30 лет, которая вытеснит из повестки информационные технологии, они тоже никуда не денутся. Сейчас они уже часть нашей жизни, потому что потребность в информации для людей стала почти такой же базовой, как и любая другая. Я имею в виду, в развитой стране.

Советы новичкам-дизайнерам

Самая, наверное, важная на мой взгляд вещь — это просто понимать, что тебе это интересно. Это, как и в любом другом направлении, просто даёт тебе мотивацию продолжать что-то делать, когда не получается или получается не очень. Надо понимать, что, несмотря на то что отрасль, индустрия на подъёме, быстро ничего никогда не получится. Если ты сам этого не хочешь и не будешь работать над тем, чтобы что-то получилось, скорее всего, ничего не выйдет. Сейчас это, к счастью, намного проще, и людей, которые готовы делиться каким-то опытом, достаточно много. С помощью курсов, программ, образовательных школ и т. д. И просто доступность информации намного выше. Если это интересно, то можно начинать с простых вещей, которые интересны, и смотреть дальше, потому что направлений в дизайне гигантское количество. Мне больше интересна техническая сторона, логика интерфейсов и эти штуки. Многим людям интересны, скажем, более творческие направления, хотя я не совсем считаю это творчеством. Я имею в виду иллюстраторскую работу, работу дизайнеров, которые занимаются коммуникациями, промо-дизайн и т. д. В первую очередь понять, что интереснее.

Сейчас даже можно выбрать людей, у которых ты готов учиться, потому что, когда кто-то кого-то учит, есть описание, что это за преподаватель, и какую-то базовую информацию о нём можно получить. Когда ты поступаешь в университет, тебе не дадут список всех преподавателей, которые будут тебя  учить — тебя будут учить те преподаватели, которых тебе дадут. Когда это такое образование, у тебя есть возможность выбирать преподавателей, это очень здорово.

Чего ждать новичку 

В плане первой работы я бы просто не ожидал, что, с учётом объёмов некоторых проектов и уровня ответственности, первая работа будет какой-то гигантской по уровню этой ответственности. Начинающим специалистам дают простые задачи, потому что их нужно учить. При любом обучении, даже с большим количеством практики, когда ты попадёшь в реальную рабочую среду, будет немного иначе. Иначе — скорее интересно, а не трудно, хотя всё зависит от того, куда ты попадёшь. 

Я бы, наверное, хотел сказать, что, к счастью, не было момента удачнее, и с прошествием времени момент может становиться только удачнее для того, чтобы, если есть желание этим заниматься, начинать этим заниматься. Гигантское количество возможностей и в плане образования, и в плане последующего трудоустройства, и в плане того, что в целом отрасль, индустрия только растёт. Если это интересно, то сейчас я не вижу ни одного барьера для того, чтобы этого не сделать. Нет такого барьера вхождения, это не какая-то группа энтузиастов или элитарный кружок людей, которые свитер заправляют в джинсы и ходят в очках, это часть нашей жизни, поэтому вижу цель — не вижу препятствий, все дороги открыты.


У вас тоже получится

Разработчик — первая Программа обучения для осознанного выбора специальности и карьерной траектории в сфере информационных технологий от GeekBrains при участии Skillbox.

Получите востребованную профессию или откройте бизнес в сфере информационных технологий.

истории успехадизайнвеб-дизайн
Нашли ошибку в тексте? Напишите нам.
Спасибо,
что читаете наш блог!
Posts popup