«Обучиться сейчас не проблема, было бы желание»

Роман Рыбкин, директор по проектам в GeekBrains, рассказывает о своём пути от разработчика к работе с продуктом в EdTech
14 минут871

Знакомство с компьютером

Первый компьютер появился лет в 7, когда ещё был интернет через телефонию, пищал он ещё, было очень странно. Он работал безумно медленно, если сравнить скорости сейчас и тогда — невероятно. В целом только играл: играл в «Гарри Поттера», во всякую такую ерунду и тогда ещё даже не думал о том, что есть разработчики. Мир был очень узкий: мне принесли компьютер домой, и я слышал, что в него можно играть. Из базовых таких вещей — знакомство с операционной системой, ты в любом случае ориентируешься, когда ты с самого маленького возраста с ним, всё знаешь, быстро переключаешь, с документами работаешь хорошо. Очень влияет именно возраст, когда ты познакомился с компьютером, взял мышку и как-то начал с ним работать, что-то на нём вообще делал, настраивал под себя, персонализировал, менял обои, заставку и всё остальное. Это такие первые шаги, когда ты вообще с персональным компьютером знакомишься.

Выбор специальности и учёба

Примерно класса с 8-го, с 9-го, когда у нас появился ЕГЭ, все задумывались о том, куда двигаться. Тогда было очень чёткое разделение, уже не нужно было сдавать экзамены в университет, а нужно было сдавать какой-то профильный экзамен с определёнными предметами. Естественно, информатика, как выяснилось потом, давалась легко, было очень интересно, это было что-то необычное и что-то свежее. Большинство программ по разным предметам были скучные или непонятные, ты не знал, как их вообще применять, а тут было что-то живое, что-то современное, на компьютерах, поэтому к этому влекло. После ты начинаешь готовиться к ЕГЭ по математике, программированию и всему остальному и в целом уже движешься в сторону вуза, и там это была уже полноценная история.

Я учился на одной из сложнейших специальностей: «Прикладная математика в информатике», где 2,5 года ты очень сильно изучаешь математику, 10–12 разных видов математики. Потом идёт разделение: ты идёшь в математический набор или в разработку, там уже знакомишься с плюсами, с Java и другими языками программирования и уже пишешь готовый код. Ты пишешь код один и, наверное, лет 20 назад было актуально, когда человек сам мог создать сайт. Сейчас в компании GeekBrains и в других компаниях работают десятки, сотни разработчиков, и создать продукт «в одного» невозможно, ты должен работать в команде, в куче разных специализаций.

Я из Новокузнецка, это город в 500 000 населения, и там разработка совершенно другая, там понимание разработки отличается от Москвы и других городов, где есть крупные компании. Как базовый пример, когда мы после универа хотели пойти работать, работы не было. Открываешь HeadHunter, а там 5–10 вакансий. Или находишь какой-то заказ интересный, на условном фрилансе, тебе описывают такой космолёт, огромный-огромный корабль, и спрашивают: «Ну, 10 000 хватит?» И ты думаешь: это невозможно даже понять, это же несерьёзно! Доходило до обиды определённой. У людей нет понимания, как это всё происходит, там абсолютно другой мир. Но разработке там обучали, и на самом деле из вуза очень много людей рванули дальше.

Если вернуться к тому, как происходил выбор, чем хочется заниматься, было непонятно, как строить свою жизнь, когда ты живешь в небольшом городе и пытаешься как-то свою жизнь планировать, хочешь двигаться, выбираешь направленность. Многие пошли в юристы или экономисты, тогда IT казалось у нас в городе чем-то особенным, казалось, что ты делаешь что-то не как все. Конечно, сейчас ощущение, что в разработку идёт очень много людей, очень много парней, а тогда это было каким-то изыском, хотя, вроде бы, и совершенно недавно. В городе за 4000 километров от Москвы это огромный риск, когда ты идёшь учиться 4 года на специальность, где не платят и где работы нет. Ты знаешь точно, что ты учишься и ты или пойдёшь на завод и будешь на заводе что-то программировать, или тебе придётся уехать. В тот момент ты начинаешь осознавать и принимать уже переезд, что ты учишься сейчас для другого города. Отдельный вопрос, насколько это адекватно и почему сразу нельзя поехать учиться в другой город и жить в общаге, но обстоятельства складываются так, что ты учишься там и готовишься к переезду, ты готовишься уже к другой жизни.

Первый опыт в IT и первый собственный продукт

После вуза первые работы были связаны с разработкой, это был по большей части front, то есть верстал и всё остальное. Из интересных примеров — дипломная работа в вузе была по разработке, создавал мобильное приложение на Андроид для управления финансами. Было собственное дело, и было понимание, что финансы — неуправляемая история, хотелось как-то начать ей управлять. Это первый такой продукт был, когда ты продумываешь, как он будет выглядеть, что с ним можно делать, кто будет им пользоваться. Естественно, им пользовался я, дальше меня это никуда не могло уйти в тот момент, потому что это была дипломная работа, но это оказалось очень полезным и интересным.

Дальше двигался в сторону, как я уже говорил, front-разработки, то есть это вёрстка. Тогда еще не было React View, в целом тогда был просто JS, разные сайты собирали, лендосы и всё остальное — была очень базовая разработка, и в какой-то хардкор я не успел зайти. Так вышло, что я с самого старта разработки понял, что это очень командная история, и в командах, где я работал, зачастую не хватало менеджмента, не хватало правильного распределения задач, правильной декомпозиции задач, вообще не хватало понимания, что нужно бизнесу, Сами разработчики не понимают, что нужно: я ему говорю: «а», он понимает: «б». Это непросто понять, это разные миры, и разработчик воспринимает всё с точки зрения кода и с точки зрения возможностей, которые у него есть. Техническое задание — это большая проблема. После года работы я сразу нырнул в менеджмент и в управление командами разработки, где я понимаю, декомпозирую и объясняю задачи разработчикам, и в целом как-то так дальше двигался.

Начало работы в IT

В Москве у меня живёт сестра, и я первые прикидки делал заранее, приезжал в Москву, смотрел, что это за город, мне сестра его показывала. Она около пяти лет здесь жила, тогда у неё ещё не было своей недвижимости, она сама ощущала себя немного приезжей. Но город понравился. Возможно, тогда он нравился мне в разы больше, чем нравится сейчас. Я с ней договорился, что она снимет квартиру: я сам её искал на Циане, тогда Циан уже, вроде, работал, и сестра ездила смотрела её, чтобы не кинули. Всё равно переживали: ты в городе, в котором все ходят и говорят, что в Москве люди воруют деньги, вообще москвичи захватывают города. Когда она нашла квартиру, я сразу же поехал. Без работы, без всего, я тогда ещё не собеседовался даже. Я приехал и начал искать работу.

Первая компания, помню как сейчас, CPA Marketing, куча разных лендосов, куча сайтов, очень много трафика с Фейсбука и других источников, нужно было постоянно пилить лендосы. Их были сотни, они постоянно были разными, я и просто умирал: я сидел целыми днями пилил эти лендосы одинаковые, меняя форму, меняя скрипты и всё остальное. Конечно это было какое-то безумие, но это была первая работа в рамках разработки, и платили, как мне казалось, за эту работу дофига, это было странно. Зарплата джуна была 45–50 тысяч, и я не понимал, за что эти деньги платят. Как в анекдоте: ты на кнопку нажимаешь, тебе какую-то сумму платят — это вся твоя работа.

После я попал в компанию по подбору. Совершенно случайно, в рамках смежной должности, договорился с основателем, что буду делать ему систему по учёту автомобилей, по осмотру. Нужна была система, в которой можно было хранить около сотни-двухсот договоров, а у каждого договора были свои особенности. Клиент хочет найти Toyota Camry 3.5, такое-то количество владельцев — там около 10–15 параметров могло быть на конкретный договор и серьёзная статусная модель, когда на каждом статусе есть разные люди, которые отвечают за этот процесс, они должны проверять, должны переводить дальше. Такая внутренняя система для компании. Я с ходу, после первой непонятной работы залез в проект и совершенно случайно из-за каких-то своих навыков, возможно, в диалоге и ещё в чём-то, договорился о том, что я его делаю. Условно тогда я был руководителем разработки. Это, конечно, несерьёзно звучит, нас там было 3 человека, но фактически это именно руководитель разработки: я общаюсь с бизнесом, полностью транслирую всё, что он хочет, и как-то мы это реализовываем. 

Прошло полгода, мы выкатили историю определённую, она работала, работала не идеально, потому что в тот момент свалилось ответственности больше, чем мог переварить, многие вещи не понимал в отсутствие опыта. Ты вроде понимаешь и осознаёшь, но когда ты продаёшь это дальше, другим членам команды, они собирают всё в кучу, и получается как в меме «ожидания/реальность»: ты проектировал какой-то корабль, а в реальности получилось что-то не то. 

Всё это время я был тесно связан с разработкой и видел основную боль в том, что я не понимал продукт, не понимал, что нужно, как этим удобно пользоваться. То есть я понимал продукт, понимал, что нужно бизнесу, иначе я бы не мог описать это другим, но я не понимал, как сделать его удобным.

Я попал в компанию «Агро24», большой стартап, интересная большая команда, в рамках которой я как раз занял должность продакта, где я ознакомился со всем вышеперечисленным. Работы там было выше крыши, потому что в тот момент там были проджекты, которые управляли с точки зрения разработки, а не продукта.

Было видение бизнеса, создавалась система целиком, она была максимально описана и проработана: профессиональный инструмент, в котором поставщики, производители или просто перекупы, оптовые какие-то магазины, могли зайти на сайт, на платформу, и купить, например, 100 тонн картошки оптом. Там был средний и крупный опт. Таких ресурсов не было ни в России, ни в мире, и мы в целом активно занимались продвижением и борьбой с большими компаниями. Мы давали инструмент, в котором можно было отслеживать качество, можно было говорить: я хочу мясо такого-то формата, свежее или не свежее, порезанное или не порезанное, или там яйца, или что-то ещё. У каждого продукта были десятки, сотни параметров, и мы давали возможность очень точечно выбирать, что нужно клиенту, и выстраивать правильное ожидание между поставщиком и покупателем.

Это был самый большой рывок. Обычно с нуля докуда-то совершается самый большой рывок, потому что ты начинаешь поглощать огромное количество знаний. Или, как учитель по информатике говорил, чем больше ты знаешь, тем больше ты узнаешь: твой мир расширяется, и количество пятен увеличивается. 

Это был первый опыт когда я знакомился с продуктом как чем-то большим. Я понял, что создавать крупные компании одному невозможно: ты можешь сделать стартап, он выстрелит, но в любом случае, чтобы проект был большим, ты будешь нанимать огромное количество людей. 

Если раньше для того, чтобы создать инструмент или сайт, надо было, не знаю, 2–3 человека, то сейчас это десятки людей, и каждый год, в зависимости от того, какие стартапы появляются, появляются и новые специализации. Это видно и в маркетинге: есть интернет-маркетолог, который занимается тем, что работает с другими сервисами. Раньше были просто дизайнеры — сейчас UX/UI-дизайнеры, какое-то деление. Мобильная разработка, десктопная разработка и куча разных разделений. И в тот момент я как раз знакомился с огромным миром. Компании тратят огромное количество ресурсов, чтобы сделать то, что они хотят.

Путь в EdTech

Там я проработал где-то полтора года, и так вышло, что в этом рывке я ушёл из продукта, ушёл больше в менеджмент и вернулся в подбор, только уже не разрабатывал систему, а был исполнительным директором в рамках компании. Совершенно другая работа: около 40 человек, куча экспертов, менеджеры по продажам, и там я ещё шире ушёл от разработки, начал заниматься продажами, маркетингом — это был уже определённый опыт бизнеса, продолжение некоего старта. Это был временный этап, я понимал, что для меня это невероятный рост, но меня тянуло обратно в IT. Я знал, что всё равно надо двигаться в рамках какого-то большого проекта, который создается для людей массово. Когда ты работаешь в рамках оффлайна, у тебя всё равно есть очень много ограничений, как ты взаимодействуешь с конечным потребителем. Хотелось что-то большое и интересное. 

В тот момент начался период, когда я пытался изучать что-то новое, разные технологии, разные инструменты, сервисы, и в какой-то момент я услышал, что есть такая штука как EdTech. Тогда были первые компании, но даже слова такого не было толком, никто его не использовал. Появился SkyEng, уже был GeekBrains как школа разработки, но это была школа, она не воспринималась как EdTech. 

Где-то в 2017–2018 году я помню, что пришел на мероприятие Mail.ru, там как раз был GeekBrains. Наверное, в тот момент сделка происходила или ещё что-то. Это показалось каким-то будущим, что в скором времени все будут учиться онлайн. С того момента меня почему-то тянуло в сторону GeekBrains.

Начало работы в EdTech

В EdTech я попал около года назад, и одной из основных задач было собрать команду для создания платформы по обучению. Так вышло, что опять b2b: мы создавали не конечный продукт, как делает SkillBox или GeekBrains. Мы говорили, что мы хотим большую систему, которая даст возможность любому игроку, преподавателю или компании, оператору образования разместить свои программы обучения, свои курсы, уроки, статьи, видео, книги и всё что угодно.

Я был первым членом команды, когда есть примерно описанная идея, что мы хотим сделать, а делать некому. Одной из основных задач было набрать команду. Было примерное понимание, что мы хотим, как мы будем их нанимать, сколько нужно людей, какие технологии будем использовать, сколько мы будем это делать, и в целом был запущен процесс. 

Я начал собеседовать людей с огроменными зарплатами, которые я не понимал. Я начинаю собеседовать людей, и там парень, 20 лет, у него зарплата стоит 350. И ты думаешь: «Что происходит? Что с рынком? Почему так?» Куча разных людей. В итоге это был очень интересный и непонятный опыт, я собеседовал по 5–6 человек в день на протяжении 3–4 месяцев, чтобы сформировать команду. Получилось нанять около 40 человек, с которыми движемся. Нашёл единомышленников. 

Так вышло, что практически никто не ушёл, мы продолжаем с ними работать спустя уже почти год, двигаясь в общих целях, в общем направлении. Для меня это невероятный опыт и возможность, в которой я и раскрылся. Так вышло, что работа с командой, формирование команды, разделение через тимлидов, разделение продуктовой команды, сервисной, оказалось моей сильной стороной. В GeekBrains моя основная зона ответственности — держать стабильность команды, чтобы команда чётко понимала, что она должна делать, для чего она это делает, какую ценность для бизнеса она несёт, и дальше уже давала результаты.

Обычный EdTech VS GeekBrains

Рынок EdTech работает сейчас следующим образом: почти во всех компаниях профессия как таковая представляется как набор курсов, а курсы — это набор уроков, то есть некая вложенная сущность. И это очень узко направленная история: у студента нет возможности гибко обучаться, он обучается в каком-то паттерне на абсолютного джуна. Как пример — обучение Java-разработке за 3 месяца. Это несерьезная история, когда мы говорим, что за 2 раза в неделю человек, который вообще не знает языки программирования, начнёт работать Java-разработчиком. 

Мы в GeekBrains считаем что профессия — это не набор курсов и набор уроков, это n-ое количество компетенций. У нас есть отдельная команда, которая занимается декомпозицией каждой профессии. Мы говорим, что у Java-разработчика должно быть 170 разных компетенций, и в рамках разных компетенций мы даём нашим преподавателям возможность создавать контент: написать статью, записать какое-то видео или вебинар по тому, как работать с базами данных, сделать какую-то проверку знаний, тренажёры и всё остальное. Мы говорим о том, что студенту нужно взаимодействовать не с какой-то абстракцией типа урок, а с определённой компетенцией, мы должны научить людей развивать в себе эти компетенции.

Новые подходы к обучению

Мы все подвержены маркетингу, и очень часто при выборе чего-то мы хотим получить результат в сжатые сроки. Люди стремятся выучить язык программирования за месяц или два. Это реалии, в которых мы живём: люди не готовы вкладывать огромное количество времени и сил, чтобы построить свою жизнь, потому что мы не знаем, что будет происходить через 10–15 лет. 

Мы знаем одно: техническое образование будет безумно ценно, потому что сейчас всё уходит в IT. С каждой новой компанией, новой технологией у нас появляются новые специализации. Каждый из нас должен немного быть разработчиком. Мы живём в мире, который через 20 лет изменится. Наши родители не были готовы к тому, что через 20 лет половина профессий будет не актуальна, к тому, что каждый год будет появляться 5 новых профессий. Нам говорили: ты пойдёшь работать туда-то и 20–30 лет будешь работать в рамках такой-то специализации. 

Мы должны по-другому мыслить, мы должны принять для себя, что за жизнь сменим направление. Через 20 лет у того, чем я занимаюсь, будет совершенно другая специализация, она будет по-другому называться, возможно, её и не будет. Очень важно, что мы вообще не можем представить, что будет происходить. Единственное важное — это умение самообучаться, умение учиться. 

Техническое образование в наше время даёт возможность выбрать десятки разных профессий, десятки разных направленностей. Сейчас важно учиться не конкретному языку программирования или конкретной технологии, а в целом получить техническое мышление, получить необходимую базу, чтобы стать любым разработчиком, чтобы ты за полгода-год мог переучиться из веб-разработчика в мобайл-разработчика, чтобы ты мог дать себе определённую свободу в жизни.

Каждый год всё меняется. Сейчас ты пишешь программу обучения, и в рамках IT за год она может стать не актуальной. Люди начинают учиться, через год они закончат обучение, но в рамках этого года то, чему мы хотели их научить, перестало быть актуальным, потому что появилась новая компания, новый стартап, и рынок изменился. Это огромная боль. 

Предсказать, что будет через 20 лет с точки зрения профессии, с точки зрения жизни, с точки зрения каких-то конкретных сфер, нереально. Мы можем говорить о том, что в IT есть определённая тенденция технических специалистов, то есть неких инженеров, которые будут проектировать мир, проектировать системы, с которыми мы будем работать, потому что всё, что мы видим, чем мы пользуемся ежедневно, создавали как раз разработчики. Мы сейчас сидим в телефоне, заходим на сайт, в мессенджере общаемся, пишем на почте сообщение, отвечаем по работе — у нас практически всё сейчас происходит через телефоны. Каждое из этих приложений писал разработчик, и количество этих приложений будет увеличиваться, и сложность их будет также расти.

В целом сейчас не проблема научиться, если есть желание двигаться в сторону IT. В наше время есть множество возможностей и инструментов для этого, есть компании EdTech, которые занимаются образованием, есть книги, курсы, на YouTube можно смотреть уроки, можно что-то писать самому, находить наставников. Если интересно двигаться в сторону технического образования, в сторону будущего, все инструменты для этого есть. 

Сейчас очень важно брать свою жизнь в руки и стараться итерациями небольшими двигаться в сторону своих глобальных целей. Я говорю про IT, не во всех специализациях сейчас есть такая возможность, но можно спокойно отслеживать тенденции, которые сейчас в профессии актуальны и которые будут расти, интересные технологии. Обучиться сейчас не проблема, было бы желание. 


У вас тоже получится

Разработчик — первая Программа обучения для осознанного выбора специальности и карьерной траектории в сфере информационных технологий от GeekBrains при участии Skillbox.

Получите востребованную профессию или откройте бизнес в сфере информационных технологий.

истории успехаинтервьюуправлениеменеджмент
Нашли ошибку в тексте? Напишите нам.
Спасибо,
что читаете наш блог!
Posts popup