«Когда становится интересно, у тебя получается»

Михаил Шамин, выпускник факультета «Тестирование ПО», рассказал о страхах и победах в процессе учебы
19 минут1752

Как всё начиналось

Если рассказывать про свою жизнь, чего-то связанного с IT в ней никогда не было. Это оказалось решение, к которому привело много сиюминутных факторов.

В школе стало понятно, что я склонен к гуманитарным предметам. Математика и физика получались до определенного момента, пока я не начал понимать, что я в этом ничего не понимаю. Ближе мне были общие предметы, вроде истории, обществознания. Соответственно ни о каких технических специальностях я и не думал.

К концу школы стало понятно, что нужно что-то выбирать, нужно куда-то поступать, и, наверное, это был один из решающих моментов. Выбор пал на факультет иностранных языков с двумя языками, немецким и английским, в Московском педагогическом государственном университете. Дескать, языки всегда пригодятся. Вопросов не было, я поступил. Это, наверное, было первое решение, которое сейчас, во взрослом возрасте, я бы пересмотрел.

Учёба в университете

Учёба давалась очень тяжело. Где-то на середине первого курса мне стало понятно, что это не то, чем я хочу заниматься в жизни. Ответа, чем я хочу, не было, но это было явно не то. Вокруг меня были люди, были местами интересные предметы, были, на мой взгляд, абсолютно бесполезные, всякие теоретические, про которые ты абсолютно не понимал, зачем ты ходишь на лекции и семинары по полгода, чтобы в итоге это никому не оказалось нужным на практике.

Как-то так всё это протянулось, закончилось, и встал выбор, что же делать дальше. В голове было представление, что переводом, на что рассчитана специальность, я заниматься точно не хочу. Немецкий мне за это время сильно надоел, английского мне хватало для повседневной жизни, для того, чтобы что-то смотреть, читать, общаться, понимать, но не заниматься этим профессионально. Это несколько расстраивало родителей: что же сын будет делать дальше? Но ещё когда я учился, у меня было понимание, что работать мне хочется больше, чем учиться. В учёбе ты отражаешь свою ответственность просто для себя и взамен, кроме оценок, не получаешь ничего. Со знаниями тоже своеобразная ситуация: можно пять лет отходить в университет и не получить никаких знаний, а можно самостоятельно изучить множество вещей. Я решил для себя, что я хочу работать.

Пока учился, я подрабатывал летом, по два–три месяца, но это было так. Это была социологическая компания, где надо было перебивать бумажные анкеты в допотопную программу, которая через Norton Commander запускалась, это всё переносить по 160 листов, очень медленно, очень сложно, но это хоть какая-то была работа. Может быть, это было осознание, что твой труд всё-таки оплачивается, как-то твое время ценится. И я стал искать работу.

Первая работа

Вчерашний выпускник без опыта, без всего — сложновато было, конечно, пока знакомые не рассказали, что есть друг, который сейчас работает в визовом центре: попробуй, сходи к нему, может быть, что-то получится. Мне было в общем-то без разницы, куда идти. Прошёл первое собеседование, причём оно оказалось с руководителем всей компании, а не конкретного визового центра.

Я прошел обучение, и вот 14 января 2013 года, открытие визового центра. Немецкое консульство не работало, наверное, месяц, и все желающие получить немецкую визу 14 января ломанулись к нам. И это был шок. Первый рабочий день, длился часов 13, а люди ещё ничего не знают. Из 150 человек 50 ушли после первого дня. Я был среди тех, кто остался: да, было сложно, да, я был вымотан, но мне было интересно, было классно. Это же так здорово — ты чувствуешь, что ты что-то делаешь, чему-то учишься именно в плане перспективы для своего будущего. Там моя карьера дальше и пошла.

Карьера визового специалиста

Было сложно. Там я получил навыки общения с людьми, раньше с этим были некоторые сложности — я от природы скромный, взаимодействовать не с людьми, а с любым аппаратом, с автоматикой было проще, чем разговаривать. А здесь ты сидишь на окне приема, к тебе ежедневно приходят люди, ты волей-неволей научишься себя перебарывать.

Оказалось, что у меня это получается, плюс пригодился мой немецкий, который был далеко не у всех, и где-то через месяц ко мне подошли и сказали: «Мы тебя заметили, ты классный, мы будем тебя поднимать». Ок, здорово. А еще через месяц меня вызвали к руководству, сказали: «У нас беда с кадрами, всё очень плохо, хочешь ли ты помогать нам готовить новых людей?» Да, конечно!

Следующие полтора года там я проработал уже тренинг-менеджером, мне дали карт-бланш: развивай, мы будем набирать людей, твоя задача их познакомить с процессом, подготовить, обучить, следить, тестировать... Куча всего, опыта никакого. Но на практике я этому учился, учился, и так и пошло.

Где-то там я даже рос, поднимался, повышался, но, понятно было, что немного другие приоритеты у руководства, и потолок роста наступил: ты уже понимал, что идти куда-то дальше невозможно. За это время мы с коллегами помогали в открытии визового центра Канады, которого до этого не было, и визового центра Словении. Со Словенией к нам просто пришло руководство, сказало, что надо открывать, сами разбирайтесь с работниками оттуда — как будет, так и будет. Классно, отлично, будем заниматься.

Но всему хорошему приходит конец, и в июне 2014 я понял, что всё. Я поговорил с руководством, мне, как всегда, пообещали, что к концу года, меня, может быть, повясят, но мне уже не хотелось этого ждать, мне хотелось чего-то другого, и я принял решение, что я ухожу.

Стало немножко проще, потому что освободилось время. Глобального понимания, чем я хочу заниматься, не появилось. Оказалось, что бывший визовый специалист, тренинг-менеджер, который может обучать людей только для работы в визовом центре, на рынке не особенно нужен. Пытался я где-то устроиться, всё это оказалось или не то, или хуже, пока не позвали в проект немножко другой. Можно назвать это стартапом. Это был сервис, который оказывал помощь при оформлении виз на дому или из офиса. Человек на сайте выбирал, куда ему нужно, всё загружал и оформлял, к нему приезжал человек и всё это забирал, а через две недели ему привозили обратно паспорт с визой этой страны. Предложили пойти туда, денег давали больше, и я согласился.

Встал выбор: ты хочешь сидеть в офисе или хочешь ездить по клиентам? В деньгах разницы никакой. Ну, если разницы никакой, а в офисе я насиделся, я поезжу. Следующий год прошел в разъездах по Москве и визовым центрам. Я оказался с другой стороны забора: раньше я сидел за окном и отшивал людей, подобных мне, теперь же моей задачей было подать документы в любом случае. Плюс я уже знал внутреннюю кухню всего этого процесса. Привыкал к другим правилам игры: там руководствовался строгими правилами, здесь же всё было немножко проще. Москву узнал, поездил. Прошёл год, вроде как стала идти речь о том, что сейчас компания расширится, заработает денег, пересадят меня в офис, а тут вдруг подвернулась вакансия следующая: в агентство по образованию за рубежом искали визового менеджера, зарплата приличная, офис в центре, компания ААА класса. Почему бы не попробовать.

Списались, прошёл собеседование. Думаю: ну, если повезет, то повезет. И вот в какой-то день, по-моему пятница была, я ехал с работы в троллейбусе, мне позвонили и говорят: «Мы приняли решение, берём вас». Была такая радость, что даже хотелось выскочить. Я позвонил жене, говорю: «Представляешь, меня взяли!».

На работе пришлось расстроить директора, сказать, что до их повышения я не досижу, у меня есть предложение, я ухожу через две недели. И эта история продлилась пять лет.

Оказалось, что там работает девочка, с которой мы пересекались по визовым центрам, а пришли мы с ней в замечательный момент: была середина июня 2015 года, у них уволились сотрудники, которые занимались визами, мы с ней ничего не знаем, и у нас четыре папки клиентов, которые нужно срочно сделать. В основном работали с Англией и США, у меня опыт Англии — два раза заполнял, США — один раз когда-то видел. Я пересидел там и её, — она ушла через год, — и помогал себе искать коллег, которые тоже уходили, в общем, продержался дольше всех. Но я вырос как специалист.

Решающий толчок

Я сидел-сидел, перспектив не было, мне начало надоедать. И, думаю, как у многих, всё изменил запомнившийся 2020 год. Мы успели съездить в отпуск, вернулись как раз к концу февраля, а в марте всё закрылось. Нашу компанию выгнали на удалёнку: очевидно было, что с закрытыми границами никто учиться уже никуда не поедет, значит, и мои услуги не нужны. Нас выгнали на удалёнку, и через неделю директор сообщил, что, поскольку ситуация такая, какую никто не мог предугадать, к лету нас, наверное, сократят. Многих это поставило в тупик: как дальше? что делать? Были люди, которые работали там по восемь, десять лет, были связаны с этим, а я как-то немножко внутренне порадовался, подумал: вот он тот сигнал, что пора что-то менять, наконец-то! Раньше то одно, то другое, а тут сам знак.

Стали совещаться в домашнем кругу: теперь деваться некуда, в любом случае сократят. Ясно, что при всех оптимистичных прогнозах пандемия летом не закончится, и осенью не закончится — мы знаем, что она до сих пор не закончилась. Куда же идти? Что сейчас нужно? IT. Что ты умеешь в IT? Ничего не умею. Программирование? Надо язык какой-то учить, тяжеловато, наверное, будет. Аналитика? Тематики у меня нет. Ещё что-то — тоже нет. Тестирование? Тогда, наверное, было чуть-чуть пренебрежительное отношение, думал, что тестировщик — это самый лёгкий способ. Многие так до сих пор считают. Сейчас, поработав, понимаю, что это не так, а тогда казалось, что, если поучиться, в тестирование будет проще зайти.

Стали искать, выбирать, где же этому можно научиться, и тут открылось, что сейчас есть масса вариантов образования по IT-шным специальностям. Выбор пал на GeekBrains. Выбрал программу, 5 месяцев, с нуля, основы. Ещё мы так рассчитали, что я буду работать и учиться 5 месяцев, начну в марте, к концу лета я закончу, летом меня сократят, до конца лета у меня пособие по безработице. Плюс мы затеяли летом ремонт. К осени идеальная картина: у меня все выплаты на руках, я отучился, мы закончили ремонт, с 1 сентября — новая жизнь, новый путь, иди ищи себя в новой области. Логичный план, записался, подготовился, zoom настроил, начал изучать материалы, первые курсы с GiT-ом, начал по совету преподавателей книги читать.

Об интересе к IT

До этого, если откатиться назад, глубинный интерес у меня возник, когда я прочитал книгу «Инноваторы» от автора, который написал биографию Стива Джобса. Она рассказывает историю становления IT, от Ады Лавлейс до современных дней. Меня уже тогда захватила история, что за последние 40 лет наш мир изменился, интересно было узнавать, как компании и вещи, которые сейчас являются для нас повседневными, когда-то создавались людьми, которые не знали и не могли посмотреть, потому что интернета не было, и до них практики такой не было. Люди всё создавали, писали, делали — и вот мы пришли к тому, что есть.

Учёба в GeekBrains

Начинается первое занятие, я нервничаю ужасно. Ещё читаешь чаты, группы, тебе казалось, что все вокруг уже всё знают, всё понимают, а ты какой-то не такой, ты не знаешь какой-то тайны. Начинаешь слушать первый теоретический урок, тебе рассказывают основы, а ты весь напряжён и чувствуешь себя по окончании вымотанным и безумно уставшим, пытаешься уложить в своей голове массу информации, которую сейчас получил. Тебе показали маленькое окошко в очень большой мир, с которым ты не знаком. Где-то, конечно, ты слышал, что есть разработчики, сегодня во всех соцсетях есть множество мемов про них, но когда ты берёшь телефон, ты не задумываешься о том, сколько людей приложили силы и время, чтобы это всё работало. Максимум тебя раздражает, если что-то не работает, и ты думаешь: почему? Вчера запускалось, сегодня не запускается. Здесь начинали рассказывать, как оно устроено. Процесс затянул страшно, было интересно, потому что вот практические задания. Тогда они казались чем-то невероятным, ты что-то там сделал, написал первый баг репорт, написал первый тест-кейс, ты собой гордишься, ты бегаешь и всем вокруг рассказываешь: «Жена, смотри, я посмотрел, я написал прямо как нам рассказывали, это так здорово, это так классно!» Масса эмоций.

Когда ты отправляешь домашнее задание, ты с нетерпением ждешь оповещения о том, что оно проверено, потому что ты не знаешь, ты справился или не справился, а хорошо ли ты справился, отлично, плохо, а почему? Параллельно ты ещё в чате смотришь и видишь, как люди пишут, что что-то у них не получается. И думаешь: а что там не получается? А у меня получалось. Как в школе: «У тебя какой ответ? У меня 22-й» — «А у меня 25-й» — «Ой, а почему?»

Как оказалось, не всё так страшно, и первые восемь занятий этого базового курса у меня закончились на «отлично». Приятно было, когда преподаватель написал по итогу: «Спасибо, у вас очень классные результаты. Видно, что вы ответственно подошли к делу, редко встретишь таких людей». Думаешь: у меня может получиться. После первого маленького курса ты понимаешь, что у тебя может получиться. А ещё очень мотивировало, когда ты видел, что у тебя есть план в жизни, ты понимал, что ты делаешь. И ты смотрел на своих коллег, которые до сих пор в страхе мечутся: «А что же нам делать?», и тебе уже наоборот хочется, чтобы тебя скорее сократили, чтобы скорее эта история закончилась. Ты начинаешь готовиться к новой жизни, тебе уже хочется пробовать. 

Опыт наставничества

Потом начался второй курс, там было больше теории. Это первый раз, наверное, когда стало сложно. Когда начались теории тестирования, теории каких-то вещей, я иногда сидел над домашним заданием и просто не понимал, что нужно сделать. Но как-то и это прошло, и тоже вполне себе удачно. И тут начинают приходить оповещения: вы успешно закончили, не хотите ли быть наставником на курсах младше? Хочу! И я записываюсь на потоки.

Я начинаю понимать внутреннюю механику того, как это работало. Сам я, может быть, один раз обращался к наставнику на первом курсе, он мне тогда действительно подсказал, причем не сказал: «Сделай вот так», а сказал: «Подумай, делай по аналогии». Я начал параллельно учиться и помогать младшим потокам. Я поймал себя на том, что сначала каждый раз лез ещё раз проверять своё домашнее задание, думал, только бы не подсказать неправильно. А надо ведь еще не прямо подсказать, а уметь объяснить. Люди абсолютно разные, кто-то спрашивает несколько раз, потому что ну не понимает. Ты ищешь варианты, и это лишний раз учит тебя общаться и самому закреплять материал, понимать, как по-разному его можно подавать. Если объяснить одно и то же по-разному, можно по-разному и понять.

Так прошел второй курс, начался третий, введение в автоматизацию. Это было безумно интересно. Я помню свой первый элементарный скрипт, который записывался от кликов мыши, и он тоже работал. Там у нас было сложное условие: нужно было закрыть файл, но нам не объясняли, что перед этим выплывет окошко с сохранением, и надо как-то это обыгрывать. У меня сразу возникла мысль: скорее всего, это другое окно, там надо по-другому это прописать, вычленить, — и оно сработало. Я подумал, что и автоматизация может быть интересной, хотя изначально немножко скептично к ней относился, всё-таки ручное было мне чуть ближе.

Практика

Так пошло три курса, третий тоже на «отлично», я уже чувствую, что почти готов. Начинаются два месяца практики, и опять понимаю, что страшно. Учишься теории, делаешь домашнее задание, тебя не наругают, а здесь реальные люди, проект на реальной платформе, нужно что-то писать, тебя будет выделять руководитель — это ж почти как работа. Думаешь, как собрать всё, что ты знаешь, и применить это на практике. Кажется, что ты ничего такого и не знаешь. Оказалось, что, когда начинаешь работать, общаться с людьми в чате, это ещё интереснее, чем учить теорию. Одно дело, когда ты условно в Excel прописываешь баг репорт, а другое — когда у тебя есть продукт, ты его видишь, ты это всё замечаешь, прогоняешь, составляешь тест кейсы, пишешь всё в бэг-трэкинговой системе, видишь, как это будет работать, погружаешься и думаешь: так вот чем я планирую заниматься, оказывается.

Я понимал, что у многих возникло отторжение, что они не так представляли себе тестирование, думали, будет что-то весёлое, классное: сломай продукт, и тебя погладят по головке. Я понимал, что это, может быть, где-то муторно, где-то сложно, но менее интересно от этого мне не стало. Наоборот, практика показала, что классно же: ты в IT, ты будешь нужен, у тебя получается. Даже ловил себя на мысли, что мне не хотелось, чтобы практика заканчивалась: чуть-чуть страшно было, что потом. С другой стороны, тебя уже затянул этот проект, эти маленькие команды, которые у нас формировали, какие-то составления отчётности — казалось, что это уже твой проект, хотелось знать, что в следующей версии релиза будет. Но проект заканчивается, тебя выпускают, опять говорят, что ты молодец. 

Пока я учился, я параллельно ещё где-то 10 потоков провел как наставник. Но это всё закончилось, настало время искать работу.

Поиск работы по новой специальности

Первая радость, когда после восьми лет в визовой сфере ты открываешь HeadHunter и видишь, что по твоей новой специальности 6000 вакансий, грубо говоря. Ты думаешь: так бывает. Раньше это было 500, 300, а тут — несколько тысяч.

Я начал откликаться. Понятно, что я объективно себя оценивал: откликаться на вакансии, где требовалось три–пять лет опыта бессмысленно — ты же явно не соответствуешь. Где-то приходили отказы, где-то приходили просьбы сделать тестовые задания. Какие-то тестовые задания приводили в ступор: даже не буду пробовать, просто не понимаю, что от меня хотят, особенно когда пошли запросы по SQL, который не особо дался. Думаю: ладно, это не мой ранг. Где-то ты выполняешь тестовое задание, и тебе приходит ответ: «Спасибо, мы видим, что вы что-то знаете, но этого недостаточно для нас». Хотя по описанию они ищут совсем джуна, и ты думаешь: как же недостаточно, я же показал, что я знаю. Значит, нужен совсем не джун. Как-то не складывалось, подумал: ну ладно, нужно время. Естественно, вступил во всякие группы, чаты, видел, что люди ищут, куча джунов мечутся: помогите, проверьте, а я ищу уже два месяца, а я — уже три, а я — уже шесть, а я — уже год, а я только заканчиваю, а что так сложно, а как же найти, а если на в России, а если где-то ещё? И ты понимаешь, что не прошло еще столько времени, чтобы паниковать.

Первое собеседование

Где-то наверное через две недели после того, как я начал активные поиски, прилетает письмо: такая-то компания, хотели бы с вами пообщаться, будет ли вам интересно? Конечно, будет интересно.

Собеседование было по скайпу. Стали спрашивать по теории тестирования, но благо об этом предупреждали, и всё-таки что-то я на учёбе запомнил. Спрашивают — отвечаешь, отвечаешь. Самому тебе кажется, что ты ерунду несешь максимально нелепую, над тобой за камерой посмеиваются. Естественно, я ошибся в каких-то теоретических вещах, меня поправили. Я уже начинаю сгорать со стыда прямо на собеседовании. Вопросы закончились, они сказали: ладно, мы дадим обратную связь, мы к вам вернёмся. Я думаю: ну, когда так говорят, если и возвращаются, то возвращаются с негативным ответом. Ну хотя бы я буду знать, сейчас буду подтягивать теорию, подтягивать это, что-то посмотрю, поизучаю. Отказ — значит отказ. Это был вторник, а ответ пообещали до конца недели. Ненавижу просто ждать, ненавижу, когда тебе сиюминутно не могут дать ответ, это очень нервирует. Решил, что продолжу пока поиски. В среду вечером, прям совсем вечером звонит HR и говорит: «Вы очень понравились, мы хотим вам оффер сделать».

Я удивился, сам ещё ничего не понял. Мне прислали оффер, я поизучал, созвонились, честно сказал, что хотел бы ещё пару недель посмотреть, хотя бы просто рынок, а не бросаться на первое предложение. Посмотрел, ничего интереснее не нашел и подумал, что, раз уж зовут, — попробую, опыт же. 

Начало работы

Меня привели к молодому человеку, он стал мне всё показывать. Я нервничаю, спрашиваю про всё подряд. Стал разворачивать виртуальные машины, а я никогда там ничего не делал, стал мне рассказывать про Linux. В голове сумбур, не понимаешь элементарных вещей, что-то делаешь по наитию. Я общался с ним достаточно свободно, а потом спрашиваю: «А кто наш руководитель?» — «Да я».

В общем, первый день в офисе мы что-то посмотрели, что-то он мне показал, а дальше — удалёнка: работай, подключайся ежедневно к сводкам, вникай, учись.

Команда у нас тогда была четыре человека, включая руководителя. Я пришёл самый джуновый, до меня пришёл парень, он полгода уже работал. Очень повезло, потому что первое важное, что они сделали — это ознакомительные задачи: ты уже учился работать и в системе, и с продуктом, ты работал уже в реальными тест-кейсами, ты проходил то же самое, но знакомился с какими-то специфическими вещами. Тут ещё и удалёнка. С одной стороны — это плюс: ты из дома, в офис ездить не надо. С другой стороны, ты ничего не знаешь, чтобы спрашивать, нужно постоянно, постоянно писать. Текстом это все не напишешь, начинаешь где-то созваниваться. Было тяжело. Первые недели полторы эта пропасть отчаяния меня накрыла. Ощущение, что ты вообще ничего не знаешь. Понятно, что баг-трекинговые системы плюс-минус одинаковые, ты разобрался с этим, это не так сложно. Но оказывается, что тест-кейсы немного по-другому составляются, баг репорты по-другому заполняются и т. д. Реальный мир далёк от теоретического идеального. И на учёбе всегда говорили, что в жизни по-другому — так здесь и оказалось. Плюс в теории ты учил немножко больше про веб-приложения, а здесь — десктоп. Ты привык к Windows, а здесь у тебя Linux, ещё продукт такой специфичный — средство защиты информации от несанкционированного доступа. Это то, что впоследствии сертифицируется, оно просто так не работает. Начинал разбираться потихоньку. В какой-то момент извинялся, говорил: «Ребята, сорян, очень тяжело, я прям не понимаю». Но меня подбадривали, говорили: «Ты молодец, ты спрашиваешь, ты справляешься, всё здорово. Продолжай, ничего страшного».

И как-то так получалось, что ты сталкиваешься с проблемой, задаёшь вопрос, тебе дают ответ. В следующий раз, если ты сталкиваешься с проблемой, ты сначала пытаешься применить тот ответ, который получил в прошлый раз. Получилось — здорово, не получилось — идёшь и получаешь новую порцию информации. И так постепенно доходит до того, что вопросов у тебя не остаётся: начинаешь пробовать разные методы. А если вопросы остаются — значит, что-то не сработало, это баг.

Первый баг

Была идея фикс: как же хочется найти баг. Ты же тестировщик, ты здесь за этим, ты должен искать, должен находить. С одной стороны, ты понимал, что баг — это плохо, значит, кто-то сделал что-то не так, а с другой стороны — ты же для этого и пришел.

Помню свой первый баг, где-то через полтора месяца он случился. Мне подтвердили: да, это баг, заводи. Показали, научили. Это маленький триумф, маленькая точка, с которой началось восхождение из бездны отчаяния. Думаешь: ты не зря учился, не зря работал, ты постиг.

Дальше пошло как-то само по себе, теоретические занятия закончились, где-то через три недели мне написал руководитель, сказал, что со мной опять хотят пообщаться все вместе. Собираются все те же люди, что и при первом собеседовании, говорят: «Нам всё нравится, ты классный, ты молодец, мы тебе закрываем испытательный, дальше работай». Спасибо, постараюсь не подвести.

Важный челлендж

Так всё шло-шло, задачи росли, сначала простые, потом более сложные, и переломный челлендж начался где-то в конце января. У нас выпустили новый функционал в приложении, абсолютно новый. Я начал с ним работать, а потом мне сказали, что мне надо будет провести презентацию для аналитиков по тому, как он работает. Дали день, чтобы подготовиться. Я начинаю читать требования, это 60 страниц функционала, половину этого в работе я не видел. Начинаешь срочно перепроверять, как он работает, находишь кучу вещей, которые не работают — никто этого не смотрел. Там будет и менеджер продукта, и кто-то ещё, а ты такой маленький, ты только-только начал!

Наступает этот день, я подготовился, у меня открыт миллион вкладок, подготовленные шаблоны, какие-то ещё вещи. Начинают спрашивать: «А вот это как сделать?» Мне говорили просто по списку идти и рассказывать, я не был готов к тому, что аналитикам мало интересен список, им интересно то, что сейчас в голову пришло. Они говорят: «А покажи то, покажи это, а вот это как работает?» Всё показал, всё прошло, закончили. Выдохнул, сразу пишу руководителю: «Скажи, хоть нормально прошло?» Он пообещал позвонить через час. Я думаю: раз будет звонить, значит, всё плохо, ужасно, мне никогда больше ничего подобного не поручат. Он звонит через час и говорит, что я отлично справился, все довольны.

С того момента как-то всё и пошло, я стал более самостоятельным. Набрали еще новых людей, условное менторство опять пригодилось, потому что они уже могли обращаться и ко мне, а не только к тимлиду — понятно, что он всем подсказать не может. Стали релизить новые версии, новые функционалы, уже сам писал и тест-кейсы, и баг репорты, и ещё какие-то вещи, составлял, погружался, доверяли все больше и больше. 

Перспективы IT и в IT

IT — это огромный и многообразный мир. Считать, что там есть только разработчики, неправильно: профессий масса, сегодня их количество только растёт. Если брать аналитику от агентств, аналитику рынка, мы знаем, что к 2030 году только в России не будет хватать трех миллионов разработчиков. Только разработчиков! А где разработчики, там и все остальные. Значит, это та профессия, которая действительно будет востребована в ближайшее время, она будет нужна.

Да, здесь нужно чётко понимать, будет ли вам это интересно, но думать, что для этого обязательно нужно знать язык программирования, неправильно. Он много где нужен, но не везде. Понятно, что со временем его придется учить, но туда реально прийти без знания языка, без специфических знаний IT. Достаточно просто усидчивости, усердия и желания в это вникнуть, потому что когда становится интересно, у тебя получается.

Я вижу, как куча знакомых, вдохновившись уже моим примером, начали учить Java, Python. Кто-то хочет в аналитику, кто-то хочет ещё куда-то. Может, через пять лет я и сам буду не в тестировании, а в разработке или аналитике, но пока я вижу, что тестирование — это то, что мне действительно понравилось и чем мне хочется заниматься ближайшие годы. Мне хочется остаться здесь, потому что это важный этап. В IT не бывает неважных позиций, все позиции важны в равной мере, везде, во всех компаниях. Нужно просто пробовать, понимать для себя, хочется ли этим заниматься, пытаться, изучать, и оно получится. Может быть, через время какое-то, но оно получится — я знаю это по себе.


У вас тоже получится

Разработчик — первая Программа обучения для осознанного выбора специальности и карьерной траектории в сфере информационных технологий от GeekBrains при участии Skillbox.

Получите востребованную профессию или откройте бизнес в сфере информационных технологий.

тестированиеистории успеха
Нашли ошибку в тексте? Напишите нам.
Спасибо,
что читаете наш блог!