Александр Волчек — о будущем профессий и онлайн-образования

Какие профессии будут популярными через пять лет, что ждёт онлайн-образование — об этом CEO Gekbrains рассказал в интервью «Известиям»
7 минут1116

— Какие изменения произошли на рынке онлайн-образования за последний год? Как отразилась на состоянии рынка пандемия коронавирусной инфекции?

— В пандемийный год рынок начал расти, сложился общий тренд на увеличение компаний в сфере онлайн-образования. Большинство укрепилось, а небольшие расширились, кроме того, появилось много новых операторов. И все-таки отмечу, что рынок, появившийся в России десять лет назад, пока находится в самом зачаточном состоянии. Реальный рост его мы увидим через пять лет, а фундаментальным объемом он наполнится только лет через десять. В начале пандемии, когда появилось свободное время, многие захотели учиться, и с этим связан повышенный спрос на онлайн-образование.

123

Фото: ИЗВЕСТИЯ/Дмитрий Коротаев

 — Насколько интерес к онлайн-образованию вырос за год пандемии?

— В разы, ориентировочно в пять-семь раз. Люди, которые были раньше активными в сфере онлайн-обучения, стали еще активнее. К ним присоединились те, кто не знал о такой возможности и заинтересовался впервые. Новичков, конечно, большинство. Однако им требуется довольно длинный период, чтобы решиться на обучение. Ведь в головах всё еще традиционное представление об образовании: чтобы состояться в профессии, необходимо якобы получить высшее образование, причем в престижном вузе.

Сейчас мышление меняется. По моим прогнозам, в ближайшие годы люди будут «распаковываться» и всё большее число станет получать профессию в онлайн-режиме, потому что это тренд. Он не запущен с помощью пандемии, просто она стала триггером повышенного интереса к образованию в интернете. Когда в начале эпидемии увидели взрывной спрос на обучение, то открыли огромное количество бесплатного контента: уроки, мини-курсы, вебинары. Сейчас на наших бесплатных программах обучается около 200 тыс. человек. Это дает нам узнаваемость на рынке и более широкое вовлечение пользователей.

— На какие месяцы пришелся пик интереса к онлайн-образованию?

— В прошлом году — на март-апрель, когда все сидели по домам, а затем на август, сентябрь, октябрь. Вообще, во второй половине августа и в первые осенние месяцы на рынке образования всегда повышенные продажи, и в этом есть логика. Но мы всё же делаем ставку на постепенный рост, потому что резкий всплеск может носить разовый характер.

— Раньше на освоение профессии в вузах уходило пять лет. Сколько сейчас требуется времени на получение специальности?

— По нашим программам конкретной профессии можно целенаправленно обучиться, исключая всё ненужное, за полтора-два года. Около 80% информации, которую дают в вузах, вторично или даже третично, то есть не несет прямого смысла. Когда я учился на программиста в университете, то некоторые языки программирования нам преподаватель читал из книжки 1950–1960-х годов прошлого века. Это была устаревшая информация, от которой не было никакой пользы. Мы же обучаем конкретной профессии. Если человек действительно учится, то вероятность того, что он получит результат, — 100%.

— Приведите удачные примеры того, как россияне кардинально меняли свою профессию и добились успеха.

— Такой пример: человек до 45 лет водил такси, затем ушел, отучился у нас и стал аналитиком с высокой зарплатой. Или госслужащий с большим стажем решил изменить свою жизнь и переквалифицировался в дизайнера. Или молодой человек в 19 лет не знал, что делать, никуда не поступил, но пришел к нам, стал программистом и через определенное время начал зарабатывать 300 тыс. рублей в месяц, стартуя с 50–70 тыс. рублей. У нас на платформе описаны тысячи удачных историй трудоустройства, собраны более 700 тыс. положительных отзывов людей после прохождения обучения.

— В онлайн-школы приходит только молодежь? Набирает ли обороты этот вид обучения у людей среднего возраста и пожилых?

— У нас учатся очень разные люди по роду занятий и возрасту. Это те, кто работает в офисе и удаленно и те, кто находится на госслужбе. Пенсионеры, военные, ученые, аспиранты, школьники, инвалиды, самозанятые. Большинства в какой-либо возрастной категории нет. Обучаются и те, кому 18–20 лет, и те, кому 35–40, приходят люди старше 65. Эта возрастная категория нацелена на то, чтобы увеличить свои знания по некоторым профессиям или что-то освоить для себя дополнительно для хобби.

Если через 20 лет придем к обучению в цифре, то понятно, что людей за 60 лет получать онлайн-образование будет гораздо больше. Сейчас маркетологов в 50 лет вы на рынке не увидите, но еще десять лет назад тяжело было увидеть маркетолога в 40 лет. Рынок профессий находится в движении.

— Какие профессии сейчас наиболее востребованы?

— С точки зрения количества вакансий самые востребованные профессии на рынке — курьер и продавец-кассир. Если человек захочет стать курьером, то работу точно найдет. Сюда легкая точка входа, но возможности, касающиеся развития себя как личности, дохода и обеспечения семьи, повышения профессиональных навыков, а также карьерные перспективы ограничены. Однако есть профессии, которые явно востребованы, но охватывают узкий круг людей, так как им достаточно сложно обучиться. Я имею в виду специализированные языки программирования, а также специализированный дизайн, системный анализ, веб-программирование.

Кстати, в России масштабно востребованы разработчики программы 1С. Дело в том, что в других странах такой программы нет, так как у них свои истории учета бухгалтерии. Центральная линейка для нас — обучение программированию и всему, что вокруг этой специальности: аналитике, тестированию, проектному управлению. На мой взгляд, плюс программиста в том, что в целом заработная плата от региона к региону находится примерно на одном уровне.

— А какие сейчас зарплаты у программистов?

— В России они стартуют с 50 тыс. рублей. Конечно, в столице с такой зарплатой профессионала работодатели вряд ли найдут, если только самоучку. Самый большой сегмент квалифицированных программистов получает в диапазоне 200–400 тыс. рублей. Часть специалистов оценивается в 500–600 тыс. Ну и некоторые зарабатывают больше миллиона. Если сравнить с остальным миром, то отличия в зарплатах незначительные.

— Сохранится ли высокий уровень популярности профессии программиста через пять лет?

— Да, конечно. Более того, она будет еще популярней. В I квартале этого года мы зафиксировали небывалый спрос на эту профессию. Востребованность сохранится независимо от экономических кризисов, мировых проблем, так как весь бизнес ощущает потребность в цифровизации. Она охватывает даже тех, кому на первый взгляд не нужна. Например, продавцам цветов всё равно со временем нужен будет сайт или интернет-магазин. Программисты нужны предпринимателям, а, напомню, в России более 3 млн компаний. Им сейчас требуется комплекс программ, в том числе бухгалтерская 1С, которая раньше была единственной. За последний год получила развитие торговля e-commerce. Интернет-магазины были у многих, но за год число людей, заказывающих товары онлайн, многократно возросло.

— Какие вы дадите рекомендации по выбору специальности подросткам от 14 лет и выпускникам школ?

— Тем, кто заканчивает восьмой-девятый классы, я бы посоветовал серьезно окунуться в профессии. Попробовать себя в программировании, в аналитике или в дизайне, связанном с визуализацией ландшафта или объектами строительства, а может быть, пойти учиться фотографировать. У ребят этого возраста есть время на знакомство с профессией, их пока не подгоняет общество, но на этом этапе они профессионалами еще не станут.

Одиннадцатиклассникам нужно делать уже осознанный выбор. Им бы я рекомендовал обучиться нескольким профессиям в течение года или двух, а дальше можно специализироваться и развиваться: стать программистом, тестировщиком, аналитиком, пойти в проектное управление или обучиться системному анализу, маркетингу.

На нашей платформе на сегодняшний день около 70 длительных и хороших программ обучения. Они включают в себя уроки в формате лекций, где преподаватели читают их в режиме реального времени большой аудитории, а есть семинары для 20–40 человек. В таком формате у нас проходит более 70% уроков, в месяц даем 5 тыс. занятий. Есть курсы и в записи, с интерактивными материалами, тренажерами. То есть наша программа обучения — это комплексная история вовлечения человека в разные форматы. А сейчас еще вводим и офлайн-формат.

— В будущем онлайн-обучение заменит офлайн? Как вы считаете, стоит ли этот переход поддерживать?

— Если честно, то в парадигме получения информации онлайн уже вытеснил офлайн, но программы обучения в офлайне останутся. Я предполагаю, что в будущем сохранится сочетание онлайна и офлайна.

Главная проблема онлайн-образования — нехватка контента. Интернет должен им насытиться, и это стремительно происходит. Еще десять лет назад пройти курс фотографии в Сети было невозможно, а сейчас существует не меньше 500 платных и бесплатных программ — от любительского базового фотографирования до профессионального. Эра обучения профессии в интернете сменится сервисной историей и технологичностью, то есть созданием обучающих платформ. Сейчас их считанные единицы, но это начало. А вот общеобразовательные школы в ближайшие десять лет на онлайн не перейдут, там ими даже, как говорится, не пахнет. Для этого нет законодательной базы.

Для детей, на мой взгляд, важно получить образование в офлайн-формате, иначе они останутся дома. В целом зона виртуального обучения еще не отработана. Когда люди принимают решение выбрать онлайн- или офлайн-обучение, то делают это абсолютно абстрактно. Я убежден, что 99% населения не видит разницы.

— С какой периодичностью в последние годы люди меняют работу?

— Количество профессий увеличивается, расширяется их спектр, поэтому в России есть тренд времени — это более частая смена работы. В будущем люди, конечно, будут перемещаться больше, но и сталкиваться с проблемами. Если раньше переход внутри какой-то профессии не был болезненным, то сейчас переместившийся человек попадает в совершенно новую среду и перестает осознавать себя профессионалом. Я об этом слышу даже от больших специалистов. Когда они переходят из одной отрасли в другую, например из финтеха в продуктовые разработки, то проигрывают как профессионалы, так как становятся менее эффективными.

У продавца в «Ашане» и у менеджера по продажам в дорогом салоне красоты общий корень только один — продавать, но всё остальное разное. Подобных кардинальных делений внутри одной профессии будет невероятное количество, и в этом каталоге профессий нам жить, переписывать его, смотреть, изучать. Это новая эра развития человечества, в которой мы будем жить здесь и сейчас, и главное — любить то, что ты делаешь.

Источник: «Известия».

geek university
Нашли ошибку в тексте? Напишите нам.
Спасибо,
что читаете наш блог!
Posts popup